Неманские вести

«Я богатая! У меня золотые сестры…»

«Я богатая! У меня золотые сестры...»

Ужасный понедельник, бешеная среда и кошмарная пятница — так классифицирует дни недели по рабочей нагрузке заведующая инфекционным отделением Неманской районной больницыНаталья Волынская. Я пришла к ней на интервью во вторник утром, но и в этот деньмоя героиня была очень занята: оформляла на госпитализацию шестого по счету пациента…Однако мне в беседе не отказала, как не отказывает никогда и никому в своем внимании и помощи.

— Наталья Дмитриевна, у вас в отделении только дни недели так различают, а месяцы года? И почему?

— В понедельник – большой наплыв больных на госпитализацию, видимо, за выходные накопилось, а в понедельник «припекло»… В среду, как правило, идут самые тяжелые пациенты, и анализов в этот день делаем больше. А пятница – это бесконечные консультации. Многие почему-то считают, что в субботу-воскресенье больница закрыта, хотя мы работаем круглые сутки без праздников и выходных.

А месяцы – да, тоже разные. Апрель – менингококковый, а май – «провальный»:люди картошку сажают, им не до болезней. В сентябре картошку копают, тоже меньше обращаются. Летом все зависит от того, что едят, какие завезут фрукты-овощи. В это лето ели свое, поэтому острых кишечных заболеваний было совсем немного. Но много было менингитов – с мая по сентябрь по всей области бушевали необычные энтеровирусы… Зимойсамые частые диагнозы — ОРВИ, грипп, а ангинами люди болеют круглый год…

— И все это – ваши «клиенты»?

— Да, и плюсвсе непонятные случаи. Как недавно: под «маской» острого кишечного поступил пациент с хирургическим заболеванием. Разобрались, перевели, прооперировали. При том, что главная«диагностическая аппаратура» у нас сегодня — глаз, рука, ухо. Спасибо огромному опыту персонала.Ведь у меня золотые медсестры! Асы, академики! Мало того, что они невидимой иглой в невидимую вену «влетают» и старым, и малым, так еще и разбираются во всем прекрасно. И если я что-то «проморгаю», они никогда ничего не пропустят и вовремя доложат! 90% работы отделениявыполняют сестры. Врач назначает лечение, а они выхаживают больного. Сегодня повсюду не хватает медицинских кадров. А я богатая:у меня есть и сестры, и санитарки – тоже очень хорошие: внимательные, грамотные, умелые.

— Наталья Дмитриевна, вы еще помните выпускницу Ленинградского мединститута, которая в 1977 году приехала на работу в Неман? Что бы вы сказали той Наташе сегодня, спустя сорок лет?

— Я бы сказала: держись, не плачь! Привыкай… Да, я приехала после интернатуры на должность участкового педиатра, но меня сразу поставили районным педиатром. Ездила по селам и была в шоке, когда видела, что ребенка кормят одной манной кашей, что дети бегают голые, босые – осень ведь уже была! Да, работы предстояло много… Но я очень довольна, что сначала проработала три года педиатром и потом только пошла в ординатуру. Потому что пока не столкнешься с жизнью, не увидишь, как живут, чем действительно болеют люди, хорошим клиническим врачом не станешь.А после ординатуры я хотела работать только в отделении! Но поскольку детским отделением больницы заведовал наш бессменный Геннадий Николаевич Борисов, то, отработав полгода райпедиатром, я пришла в «инфекцию», когда здесь освободилось место. Было это в 1984 году…

— Как врач с огромным опытом, к тому же несколько лет наряду с инфекционным вы заведовали еще детским отделением больницы, какой бы вы дали «универсальный» совет родителям?

— Быть внимательным к ребенку – это первое. Второе – слушать свое сердце. Если вам кажется, что с ребенком «что-то не то», ради Бога, не сидите дома, обращайтесь к врачу. Никогда не бойтесь спросить лишний раз… Есть, правда, и другая крайность: когда родители излишне склонны к лечению всяких пустяков.Ребенок тогда тоже начинает все время прислушиваться к себе и вырастает«государственным нытиком». Нужна золотая середина: не переусердствовать, но быть внимательным к своим детям и не бояться врачей!

— Наталья Дмитриевна, вас-то как раз никто и не боится! Люди идут к вам со своими проблемами, как на «Скорую»… И вы никогда не отказываете в помощи. Это личная «слабость» или еще советская закалка?

— Это семейная традиция. У меня был дедушка-врач, к которому все, кто нуждался, приходили в ночь-полночь. Папа с мамой – врачи, и тоже безотказные. Ночью откроешь глаз – о, папы нет! Откроешь второй – мамы нет. И соседи шли, и знакомые шли, и незнакомые шли. Мама была педиатром, отец — военным хирургом. Десять лет мы жили в Германии, потом переехали в Калининградскую область: сначала — в Гусев, потомв Советск. Сюда я и приехала после института: я так любила своих родителей, что не мыслила жить где-то еще, и распределилась к ним поближе.

Отец работалв госпитале Советска до 76 лет.И когда там прошло сокращение, и папа вдруг перестал ходить на работу, для него это был шок! За те два месяца, что он пробыл дома, папа сразу постарел и сник. И тут наш главврач Павел Борисович Шишкин говорит: «Пусть отец посидит на приеме, я хирурга хоть в отпуск отпущу». Папочка пришел на месяц заменить Виктора Ивановича Кацуру и остался на два года. И умер на рабочем месте. Сделал больному перевязку, повернулся к раковине и – все! Мне бывает приятно слышать, когда жители нашего района говорят: «Мы помним вашего отца!»Папа у меня был добрый человек, умница, золотые руки, удивительно эрудированный – знал пять языков. И при этом очень скромный и юморной — говорил, смеясь, что в молодости его звали сыном Дмитрия Григорьевича, а в старости — отцом Натальи Дмитриевны.

— Видно, что вы, как и ваш отец,счастливы в работе. А в личной жизни?

— В молодости собралась я замуж, жених был такой интересный человек, литовец… Но страшно ревнивый! И один раз– мне только дали квартиру на Полевой, шли мы с ним по этой улице. А там у каких-то своих друзей был Геннадий Николаевич. И вот, в хорошем настроении, от застолья – он стал выкрикивать советы, как со мной обращаться… Йонас ужасно приревновал, чуть не «порешил» меня. Так и расстались. Замуж я больше не собиралась – хватит с меня! А поскольку биологические часы тикали и поджимали – 32 года! – я захотела ребенка. И ребенка я получила — чудесную дочь, умницу. Она окончила университет в Питере по специальности океанолог, там осталась и работает, замужем, растит сына. Так что теперь у меня есть еще и замечательный внук!

Но никто не знает, что его в жизни ждет! Судьба, говорят, и за печкой найдет… В 53 года я официально вышла замуж. И у меня замечательный муж: последний мужчина, который остался, и мне достался.

А получилось так… К нам в отделение попала сельская семья в очень тяжелом состоянии. Это был один из первых в нашем районе случаев трихинеллеза: зарезали домашнего поросенка, который плохо прибавлял в весе, «захудалого», как они сказали, поели и заразились… Женщину выхаживали месяц, но не смогли спасти, она умерла. Остальных членов семьи вытащили. А мужчина потом еще долго приезжал к нам проверяться. И когда через некоторое время, в день моего пятидесятилетия, я открыла дверь своей квартиры и увидела его с ведром роз, поняла – он все это время приходил в больницу не просто здоровье проверять!

Мы вместе уже 15 лет. Мой Саша – добрый, умный, рукастый – все умеет делать! И тоже без работы себя не мыслит.Ему 72 года, а он ездит на тракторе, работает на станках, помогает ремонтировать автомашины…Когда начинаю уговаривать, что пора бы и отдохнуть,Саша говорит:«Смерти моей хочешь?» Его уважает моя дочь, очень любит внук. Я счастлива!

— Наталья Дмитриевна, не страшно ли вам за будущее районного здравоохранения? Есть ли смена врачам вашего поколения?

— Очень боюсь. За плечами у нас никого нет. Считаю огромной ошибкой, что наша страна присоединилась к этой Болонской конвенции и прекратила распределение выпускников медицинских вузов. И сегодня наши малые города и села остаются без специалистов.

Но у нас в районе все еще не так плохо! У нас достаточно педиатров и терапевтов – никто еще не ушел из поликлиники, не получив помощь. У нас ведут прием хирурги; да, закрыли стационар – очень жаль! – но на операцию попасть можно, если направят. У нас замечательный окулист – просто на зависть всем районам. Есть сложности с другими узкими специалистами, но находят совместителей. А стационар у нас вообще в норме. Жилинская больница – прекрасная: врач хороший, после ремонта условия замечательные. Терапия обеспечена всем необходимым, завотделением – Никита Николаевич Горохов – толковейший доктор, душа-человек. В детское отделение пришла Кубарева Ирина Сергеевна – очень хороший, опытный врач. У нас замечательная лабораторная база, приезжает врач-биохимик, знающиелаборанты. Вся больница работает хорошо. И если кто-то недоволен, то просто еще не знает, что такое плохо!

Про инфекцию даже не говорю. Каждого больного, а тем более ребятишек, у нас выхаживают, как родных. И всемы как родственники уже! Санитарка Марина Петровна Захарова пришла сюда в 16 лет, сейчас уже на пенсии и продолжает работать. Всю жизнь здесь проработала ее сестра Галина Петровна Кундерене, а начинала еще до меня, при Фаине Лазаревне. Сейчас на смене Ульянова Наталья. Она пришла к нам в 84-м году сразу после медучилища, единственно, куда отлучалась – в декретный отпуск. А так все – на работе, на работе, на работе! У меня замечательная старшая –Бахтина Нина Александровна – настоящая хозяйка, когда период отпусковили кто-то заболел, как она умеет найти замену, уговорить… Вот медсестра Баранова Татьяна Васильевна – по двое-трое суток может работать.Потому что мои сестры и санитарки любят свое дело. И я тоже не могу их подвести! Сколько раз мне хотелось оставить работу: 65 лет, хватит уже… Но как подумаю: вдруг не найдут замену, не дай Бог закроют отделение – куда мои девочки пойдут? Уж лучше я поработаю – пока все мои на

Поделиться с друзьями:

На сайте функционирует система коррекции ибок.
Обнаружив неточность в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

  Комментарии отключены.