Неманские вести

Жизнь, как в кино. Целая эпоха

Татьяна Никитовна Корнеева живет в просторной светлой квартире, где на чистом лаке старенького серванта отражается солнце, а за стеклом – фотографии детей и внуков. Заплетая длинную тугую косу, баба Таня смотрит в окно и радуется синеве полуденного неба. «Господи, спасибо тебе, что вижу это небо, что есть еще силы и ноги ходят…», – улыбаясь невидимому Господу, тихо говорит она. Потом поудобнее усаживается на диване, надевает очки и включает телевизор. На первом канале – фильм о коллективизации.

Неманские вести: Жизнь, как в кино. Целая эпоха

Т.Н.Корнеева с мужем и детьми

Этот период истории Отечества баба Таня помнит, хоть была еще мала. Тогда полсела баб выли в голос, лишившись скота и припасенного на весну посевного зерна. А бабку с дедом, да еще двух братьев ее отца за отказ вступать в колхоз и расставаться с нажитым годами добром судили и приговорили сослать на Соловки. Дед умер до отправки в лагерь, а остальных увезли. Отец вступил в колхоз, но где-то кому-то высказал свое мнение на жесткую политику власти и тоже оказался в арестантах, пошел по этапу. Без мужика в деревне – беда. Детей кормить нечем. А на руках у матери мал мала меньше. Хорошо, уродилось много орехов. Ими и кормились. Да еще мамин брат приносил с работы горсть гороховой каши на всех. А для крохи Мити мать берегла маленький кулек с пшеном, кашу варила из него. Раз братишка Танин высказал маме, что она голько маленького бережет, кашу ему одному варит. «А мы все умрем с голода, – сказал он, – ты бы нам хоть немного супа сварила с этими желтыми зернышками». Братик младший умер, и дети горевали, что это из-за них. Боясь, что зимой и другие детки умрут от голода, мать собрала пожитки и повезла детвору из Пензенской глуши к сестрам – в город Новосибирск. Там остановились в однокомнатной квартирке, спали на полу, заболели цингой. Зиму кое-как пережили и назад – в родную деревню. Там дом уже заняли, пришлось идти в чужую брошенную хату. Кто-то из грамотных людей посоветовал матери написать письмо в Москву, Сталину, чтоб мужа освободили. Писала она и Сталину, и Дзержинскому. И получила ответ от «железного Феликса». И надо ж так случиться, что в тот же день и отец вернулся. Танечка в тот год как раз в школу пошла. Кочевали они по селам, хуже, чем цыгане, а молва впереди бежала — отец-то «политический».

Через три года война началась. «Политического» батю, как и всех остальных мужиков, забрали на фронт. Говорили в народе, что перед самой войной немцы привезли к русским разные болезни. Таня заболела тифом и 4 месяца пролежала в больнице, потом училась заново ходить. Вместо школы стала матери помогать, работала в огородной бригаде. Женщины выращивали на полях овощи и табак для фронта.

Ей, девчонке, дали повозку с быками, чтоб на поле воду возить.

«Цоб-цоб», значит прямо идти», – командовала звонким голосом Танюшка рогатому быку. И тот послушно вышагивал по мокрой тропе.
«Эй, рогатый, давай повертывай теперь, цебо-цебо…», – и стегает худой бычий бок хворостиной, с той стороны, куда надо поворачивать. Назад скотинка ходить не желала, видно, не ловко большой животине так двигаться, природой не предусмотрено такой необходимости. По девчушка научила его выполнять команду «цурюк» исправно, поддавая для острастки вожжами.

Осенью бригада приступала к уборке урожая… Всем было приказано ни одной картофелины либо свеклы в подол на вынос не класть. Иначе – тюрьма. Кто посмелее – в сапоги хотя бы мелочи кинет с пяток штук. Разрешали собирать гнилую и мерзлую картошку. Ее разминали и пекли в печке лепешки. За ударную работу в бригаде наградили девочку Таню почетной грамотой за помощь фронту. Эту грамоту она долго хранила, и она ей помогла стать труженицей тыла и получить прибавку к пенсии.
В ноябре 1947 года, в год ее 20-летия, отец привез семью в эти края, в новую область большого Союза ССР, победившего в долгой страшной войне. Поселились они на хуторе у леса. На соседних хуторах и в поселке еще жили немцы. Они вместе с русскими работали в колхозе – в поле и на ферме.

В 1960 году Татьяна, на ту пору замужняя мама с четырьмя детьми, переехала в поселок Жилино. Трудилась дояркой, выращивала овощи, выучилась на осеменатора, была лаборанткой на ферме – молоко на жирность проверяла, и техничкой работала в школе. Дом, дети на ней. От мужа выпивохи и гулены, толку было мало, надеялась лишь на свои руки. Когда детей на ноги поставила, выучила, от муженька ушла. Натерпелась от него обиды и унижений. Татьяне Никитовне (так в Мордовии ее отчество записали) сейчас 85 лет. Дети, внуки не забывают, любят и помогают. Да она особенно не просит. Сама картошку выкопала на огороде, лук, чеснок собрала – урожаем довольна. Ждет лишь, чтоб родственники помогли картошку на хранение отнести. Любит бабушка Таня сельские праздники, с удовольствием ходит на День пожилого человека и в школу, когда приглашают ветеранов на День Победы. Все хорошо у нее. Не жалуется на жизнь.

Л.АНДРЕЕВА

Поделиться с друзьями:

На сайте функционирует система коррекции ибок.
Обнаружив неточность в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

  Комментарии отключены.