Неманские вести

Жизнь еще не кончается

Старый немецкий дом почти на окраине города. Крутая лестница, ведущая на второй этаж. Квартира, давно не видовшая ремонта, из всех удобств – только водо,а все остальное на улице. И два человека, обоим за восемьдесят, муж и жена Дворяниновы – Елена Ивановна и Виталий Семенович.

Нам, приученным к благам цивилизации, трудно понять, как это – удобства во дворе. А Дворяниновы, прожившие здесь полвека, люди к этому привычные. В годы их молодости было не до удобств, рады были, что отдельное жилье получили. А потом уже ничего и не ждали, вот и дожили до старости в таких условиях. Сейчас, конечно, нелегко, сил-то уж нет. Попробуй-ка дров или угля из сарая на второй этаж натаскать. Спасибо соцработнику Татьяне Борисовне Крупенковой, помогает она старикам во всем.

– До чего ж чуткая, внимательная, заботливая наша Танечка, – говорит Елена Ивановна. – Не все дети так к своим родителям относятся, как она к нам.

Да, без посторонней помощи супругам не обойтись. Елена Ивановна – инвалид первой группы, перенесла два инсульта и два инфаркта, ходит с трудом, опираясь на костыль, и шутит при этом:
– Вы за мной не угонитесь, у вас две ноги, а у меня три.

Всю свою жизнь Елена Ивановна работала, с одиннадцати лет, считай, начала. В войну, когда девчушкой еще была, пахала на быках, мешки с зерном на элеватор таскала. Как она справлялась – уму непостижимо. В 1945 году семья Лены переехала из Воронежской области в Калининградскую (тогда еще Кенигсбергскую). Два года жили в Краснознаменском районе, там она в колхозе работала, потом перебрались в Неман. Лена закончила ремесленное училище, получила специальность химика-лаборанта и пришла на ЦБЗ. Но мечтала она о другом. Еще в детстве мать научила ее шить, и так ей это занятие полюбилось, что она, работая на заводе, одновременно выучилась на закройщицу. И вскоре ушла в ателье, где и трудилась много лет. Ей очень нравилась своя работа. Она придумывала разные фасоны, советовала, подсказывала клиентам – кому что подходит, кроила и шила любую одежду, женскую и мужскую.

Потом обстоятельства сложились так, что Елене Ивановне пришлось из ателье уйти. И начался новый этап ее трудовой деятельности: во дворце пионеров она стала вести кружок кройки и шитья. Девчонки шли в кружок толпами, и даже мальчишки приходили. Время такое было, что в магазинах ничего не купишь, а юным модницам хотелось пощеголятъ в красивых платьицах И блузочках. Бывало, больше сорока детей занималось в ее кружке, в том числе совсем маленькие девчушки восьми-девяти лет. Начинали с одежды для кукол, которую Елена Ивановна кроила им из старых вещей, а потом шили уже сарафанчики, кофточки для себя. Когда в кружок кройки и шитья приходили с проверкой, то проверяющие при виде этих девчушек пугались и спрашивали у Дворяниновой: «А руки свои они не пришивают?».

Самые светлые воспоминания остались у Елены Ивановны о том времени: Любимая работа, дети, которые тянулись к ней и которых учила она с радостью своему ремеслу.
– Как сейчас мне хочется пошить! Да руки-то меня совсем не слушаются, – печалится она. –— Рук нет, ног нет – тяжело так жить…

И тут же твердо добавляет:
– но надо жить.

Елена Ивановна не поддается унынию. Она находит, чему радоваться в жизни. За шестьдесят лет супружества у них с Виталием Семеновичем было много хорошего. Они вырастили замечательную дочь, которая, хотя и живет не близко – в Риге, очень им помогает. Гордятся старики двумя взрослыми внуками. А как услышат они в дверях: «Привет, баба Лена! Семеныч, привет!», их лица прямо-таки расцветают – это Танюша пришла, главная их помощница, которая км «и мамка, и нянька, и дочка».

И мечтать супруги не разучились. Елена Ивановна мечтает ремонт в квартире сделать, а Виталий Семенович — спутниковую антенну у становить. Жизнь-то еще не кончается.

Н.Николаева

Поделиться с друзьями:

На сайте функционирует система коррекции ибок.
Обнаружив неточность в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

  Комментарии отключены.