Неманские вести

Баба Аня

– Это ж надо – до восьмидесяти четырех лет дожила, – сама себе удивляется баба Аня – Анна Ивановна Калуцкова. – А жизнь-то какая тяжелая была…

Болят, ох болят у бабы Ани рученьки, все кости выворачивает, так ломит, что нету силы. Еще б им не болеть – сколько лет ворочала она этими руками бревна на лесной бирже, кору обдирала. Пришла на лесобиржу девчонкой молоденькой, оттуда и на пенсию ушла. Сколько вагонеток баланса начистила, считать не пересчитать.

Как она, жизнь-то, быстро пролетела. А начнешь вспоминать, так одни печали. Аня в семье самая старшая была, кроме нее детей еще шестеро. В войну, когда фашисты Белоруссию оккупировали, она, девчонка, и вытянула всю семью. Мать болела, и Аня пошла в услужение к чужим людям. Работала за кусок хлеба. Несет этот кусок домой, ну разве что крошку отломит да проглотит. Весь хлебушек надо принести, сестренок-братишек голодных покормить. А лесобиржу вспомнить – один тяжелый, непосильный труд, который непонятно как женские руки и плечи вынесли.

Начнет Анна Ивановна внуку своему Эдгару, который теперь в заграничном городе Риге живет, рассказывать про своюжизнь. Слушает, слушает внучок, а потом и скажет: «Как это можно было так жить?». А баба Аня жила так и не ведала, что можно по-другому жить. Работала без устали, держали они с мужем большое хозяйство, землю обрабатывали, растили дочку. И все шло путем. «Жили не тужили, с песнями ходили», – это у бабы Ани присказка такая. Любит она всякие шуточки-прибауточки и вообще пошутить любит. А унывать и нос вешать – это не про нее.

Хотя живется Анне Иванов не сейчас ой как непросто. Здоровья-то не стало, а вместо него – инвалидность. Мужа похоронила двенадцать лет назад, живет одна, жилье неблагоустроенное. Спасибо соцработнику Татьяне Крупенковой – и дров наносит, и продуктов купит, и лекарство принесет. Не забывает бабу Аню и дочка Люда, звонит все время из Риги, часто приезжает. Только вот болит очень душа у старушки за дочь – она два года уже без работы, а тут еще несчастье: муж ее скоропостижно умер. Переживает Анна Ивановна, как вдрут звонок от дочери: еду, говорит, мама, к тебе, но не скажу, в какой день, чтобы ты не суетилась и не готовилась.

– Ишь ведь какая – не скажет, – ворчит старушка, а сама-то рада-радешенька. Будет теперь каждый день любимую доченьку поджидать.

Вот так и живет баба Аня. девятый десяток разменяла, а интереса к жизни не потеряла. И с чувством юмора у нее все в порядке. Недавно попросила она соцработника Таню купить для нее тапочки, как говорится, на смерть. Придирчиво так осматривала старушка эти тапочки, ощупывала со всех сторон, а потом и говорит: – Не больно-то они мне нравятся. Мне ведь там надо всех знакомых обойти, так чтоб ногам было удобно…

Н. НИКОЛАЕВА

Поделиться с друзьями:

На сайте функционирует система коррекции ибок.
Обнаружив неточность в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

  Комментарии отключены.