Неманские вести

В 46-м в Рагните родился первый ребенок…

В редакцию пришло письмо от жительницы Немана, ветерана труда, ветерана становления Калининградской области, труженика тыла Л.А. Соколовой. Людмила Алексеевна вспоминала в нем далекие послевоенные годы, когда они, молодые переселенцы, самоотверженно трудились и «жили верой в лучшее будущее». К сожалению, как следовало из письма 80-летней пенсионерки, будущее, которое стало нынешним настоящим, оказалось не совсем таким, о каком мечталось. «Воровство, наркомания, СПИД.., цены растут как грибы после дождя, дорожает топливо, коммунальные услуги, лекарства. А на трудовую пенсию, что мы заработали, можно только существовать, а не жить…» — сетовала Соколова.
Высказанные в письме мысли в общем-то типичны для представителей старшего поколения. Многим из ветеранов трудно понять и принять реалии нашей действительности. Подобные письма мы не раз публиковали, а сейчас, накануне приближающегося 60-летнего юбилея области, наверное, не стоило поднимать эту непростую тему. Но в письме была одна необычная фраза, которая сразу же привлекла к себе внимание. Людмила Алексеевна писала, что у нее 1 марта 1946 года родилась дочь и это был «самый первый ребенок, родившийся в Рагните». Неужели правда? Ну как было не встретиться с матерью первого рагнитского новорожденного и не расспросить обо всем?

— Моего мужа Ивана Устиновича Головешкина откомандировали сюда в июле 1945 года с авиационного завода в Куйбышеве, рассказывает Людмила Алексеевна. — Он там всю войну проработал, бронь у него была. Самолеты для фронта делали. А я тоже на военном заводе с самого 41-го года. Как раз перед войной восемь классов закончила и сразу на завод. По 12 часов работали без выходных и отпусков, да еще ходили вагоны разгружать. За это нам давали кило хлеба и три кило жмыха. Муж у меня был партийный, и его послали сюда по спецзаданию на освоение новых областей. Когда в Рагнит приехали, тут много немцев было, и жителей, и военнопленных. Гражданской власти еще не было, действовала комендатура. Ни больницы, ни воды, ни света — ничего. Воду в бочке возили. Белье постирать — мыла нет, полоскать на Неман ходили. С приходом гражданской власти выдали продуктовые карточки — 400 граммов хлеба на детей и иждивенцев. Снабжение было плохое, голодали. Нужно было увеличивать население, аборты были запрещены, за криминальные аборты судили. Когда я ходила беременная, в городе ни одной женщины на сносях больше не было. Видно ведь всех, да мы почти все друг друга знали. А родила я ночью 1 марта 1946 года дома, больницы-то еще не было. Соседка роды приняла. Все благополучно обошлось, хоть дочурка моя крупная уродилась — 4600 весом. Утром акушерка пришла, справку написала, что ребеночек родился. Мне на пеленки дали десять метров портяночной ткани. Со справкой муж потом пошел в комендатуру и там получил документ о рождении ребенка. Назвали мы дочку Жанной. А уж позже, не помню когда, в ЗАГСе мужу выдали свидетельство о рождении, а ту справку от комендатуры забрали.
В семье Ивана Устиновича и Людмилы Алексеевны родились потом еще две дочери — Наталья и Татьяна. Супруги прожили в любви и согласии больше сорока лет. Воспитывали дочек, трудились на комбинате, держали большое хозяйство.
— Работа, огороды, скотина — и так всю жизнь, — вспоминает Соколова. — Но жили мы весело и просто. Собирались во дворе все соседи, с гармошкой кто-то выходил, веселились от души. Люди были не жадные, помогали друг другу. Муж мой держал пчел. Когда мед качал, вся соседская детвора с чашками прибегала — и всем меду доставалось. Ивана Устиновича уже 18 лет нет в живых. Людмила Алексеевна живет одна. Возраст и болезни все больше дают о себе знать. Пенсия у нее совсем небольшая — такая, на которую действительно можно только существовать, а не жить. Но у нее есть самое главное в жизни — любящие, заботливые дочери, помогающие во всем, и замечательные внуки, фотографии которых она с гордостью показывает. Нас, конечно же, интересует прежде всего судьба старшей дочери Людмилы Алексеевны, родившейся в послевоенном Рагните. Жанна закончила техникум, вышла замуж за военного и уехала с ним в Сибирь. Спустя годы они перебрались в Калининград, где и живут до сих пор. Жанна много лет проработала главным бухгалтером в калининградском «Водоканале». В 2003 году она участвовала во Всероссийском конкурсе бухгалтеров и завоевала звание лучшего бухгалтера России. По возрасту она уже пенсионерка, но продолжает трудиться. Вместе с мужем они вырастили двоих сыновей, дали им высшее образование. Жанна Ивановна помогает всем своим племянникам, которые, закончив школу в Немане, теперь учатся в Калининграде в институтах. И она часто приезжает к своей маме в маленький городок, где родилась сама 60 лет назад.

В Неманском ЗАГСе хранится «Книга новорожденных детей граждан Советского Союза, проживающих на территории Рагнитского района Кенигсбергской области». В ней под номером 33 зарегистрирована Головешкина Жанна Ивановна, которая родилась 1 марта 1946 года. Возможно, что дочь Людмилы Алексеевны не была самым первым новорожденным в Рагните, но то, что одним из первых, — это бесспорно.

Н. Николаева
«Неманские вести» №50—51 (71253—71254) 05.05.2006

Метки:

Поделиться с друзьями:

На сайте функционирует система коррекции ибок.
Обнаружив неточность в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

  Комментарии отключены.


Ковролин
Ковролин в Реутов доставят срочно.
www.stroymar.ru