Неманские вести

Не каждому дано такую жизнь прожить

Сегодня мы расскажем о человеке, чье имя наверняка известно многим неманцам. Его зовут Василий Николаевич Слободников, в городе он живет с 1946 года. А вся его трудовая биография длиною более полувека накрепко связана с Неманским целлюлозно-бумажным комбинатом, где Василий Николаевич работал бригадиром на бумагоделательной машине. Его жизнь можно сравнить с бумажным полотном, идущим с БДМ. Жизненный путь Слободникова прям и ровен, словно ровная белая полоса бумаги, в которой не найдешь брака и изъяна.

Для детдома — от жукова вагоны
Начало его жизни — в довоенной Белоруссии, там Василий жил с отцом — политруком и матерью — врачом. Родителей мобилизовали в июне 1941 года. Больше он их не видел, оба погибли. Началась оккупация. Василий жил в деревне у тети. Ночами в округе орудовали партизаны, устраивая диверсии на железной дороге. А днем, в отместку и для устрашения, фашисты сгоняли стариков, женщин и детей на площадь посреди деревни и часами держали их под прицелами пулеметов. Вася, одиннадцатилетний пацан, не раз стоял на этой площади. Слава Богу, до кровавой расправы не дошло.
В 44-м, когда Белоруссию освободили, тетя определила Василия в детдом. У нее своих ртов хватало. В детдоме было голодно, одевать-обувать было нечего. Учились ребята в военных землянках. Придет с уроков первая смена, разуется, эту же обувку вторая смена обувает и на занятия. Ни бумаги, ни учебников, ничего не было. И тогда воспитательница Зинаида Ивановна предложила: «Давайте напишем письмо Жукову на фронт, попросим помощи». Так и сделали, все воспитанники подписались. Месяца через два прибыли в детдом два пульмановских вагона, а в них — одежда, обувь, тетради, книжки, в общем все необходимое. И письмо от командующего фронтом Георгия Константиновича Жукова. Письмо вставили в рамку и повесили в красном уголке. Жизнь в детдоме после этого наладилась.

Начало жизни трудовой
В 1946 году Василий Слободников распрощался с детдомом. Он и два его закадычных дружка в поезде, заполненном переселенцами, двинулись в Калининградскую область. А затем жизнь понеслась, как тот самый железнодорожный состав, с грохотом несущий их вперед, в неведомую пока даль.
Полгода учебы в школе ФЗО при Неманском ЦБК — и в цех, к бумагоделательной машине. Сперва Василия поставили прессовщиком, через год он стал сушильщиком, еще через год — сеточником. В августе 1950 года на комбинате готовились к пуску второй фабрики, восстанавливали буммашины. Слободникова, который к тому времени прошел обучение на Пензенской бумажной фабрике, перевели на вторую фабрику. Работал он на третьей машине. А вскоре Василия, несмотря на его чрезвычайно молодой возраст, назначили бригадиром. Впрочем, откуда было взять умудренных опытом, солидных мастеров и бригадиров? Работать на буммашины приходили после ремесленного училища и школы ФЗО. Все — молодые, считай, ровесники. И надо было найти среди них бригадира — знающего, делового, серьезного, который мог бы взять на себя ответственность за всех. И, конечно, такого, которого рабочие стали бы уважать. Этим требованиям Слободников отвечал вполне.

Ударная бригада
«Моя бригада!» — с гордостью говорит Василий Николаевич и сейчас. Одиннадцать человек — как одна семья, крепкая, дружная, сплоченная. Костяк бригады сохранялся больше тридцати лет. Те, кто пришел в нее неопытными юнцами, уходили из бригады, с комбината уже на пенсию. Как трудились? Ударно! Все болели за общее дело и каждый головой отвечал за порученный ему участок. Каждый понимал: если он что-то просмотрел, труд одиннадцати человек пойдет в брак. «Очень интересная была работа, — вспоминает Василий Николаевич. — Буммашина — агрегат сложный. Идет поток бумаги — тут напряжение, внимание такое должно быть, на минуту нельзя отвлечься. Мне это нравилось! На третьей буммашине мы выпускали бумагу для московской типографии «Правда», для Печатного двора в Ленинграде. На нашей бумаге печатались многие журналы, «Огонек», к примеру, в то время он популярный очень был».
По итогам работы бригада Слободникова трижды занимала первые места среди предприятий целлюлозно-бумажной промышленности. Гремела, можно сказать, на всю страну. Бригада работала без брака, боролась за экономию (берегли очень дорогую «одежду» машины — сукна, сетки), выполняла и перевыполняла пятилетние и семилетние планы, блюла строгую производственную дисциплину (и речи не могло быть о появлении на рабочем месте в нетрезвом виде). За ударную работу члены бригады поощрялись премиями, путевками в дома отдыха, их фото вывешивали на Доску почета. Бригадир Василий Слободников за достигнутые трудовые успехи в 1966 году был удостоен высокой награды — ордена Ленина. А спустя еще 19 лет его наградили орденом Дружбы народов.

Бумагой опояшем шар Земной
Когда Василий Николаевич вышел на пенсию, а было ему в ту пору под семьдесят, он, как водится, забрал из отдела кадров свою трудовую книжку. В ней было указано одно место работы — Неманский ЦБЗ, потом ЦБК. Но в эту трудовую книжку вложено еще два вкладыша: на двенадцати страничках идут сплошные записи о благодарностях, премиях, награждениях, занесении в Книгу почета. Уникальная, надо сказать, книжка. Пятьдесят лет отработал Слободников на бумагоделательных машинах. Зримо представить себе, сколько бумаги произведено за это время, можно так: бумажное полотно шириной 2 метра 68 сантиметров опояшет земной шар по экватору, пожалуй, не один раз. Василию Николаевичу есть чем гордиться. Не каждому дано выстроить такую цельную судьбу, так полно и емко реализовать себя, свои возможности. За плечами у него — недавний 75-летний юбилей. Подтянутый, собранный, знающий цену словам и делам — такое впечатление производит Василий Николаевич, которого абсолютно невозможно назвать стариком. Ум его по-прежнему ясен, душа не постарела. Дом, внуки, любимая рыбалка, огородик во дворе — да мало ли занятий. И воспоминания, которые всегда с ним.

Н.Николаева
«Неманские вести» №139—140 (71190—71191) 02.12.2005

Метки:

Поделиться с друзьями:

На сайте функционирует система коррекции ибок.
Обнаружив неточность в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

  Комментарии отключены.